г. Алматы, ул. Шевченко, 95, телефон/факс: 923397

 
 

КАЗАХСКИЕ НАРОДНЫЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ


    Было это в стародавние времена. Много-много лет назад, как гласят предания, жил на свете старый музыкант, хранивший в памяти историю всех девяти ответвлений (тогыз тарау) нашего народа. Дожив до глубокой старости и чувствуя приближение конца своего, он собрал всех сородичей и сказал им: "в памяти моей вся история тогыз тарау, пересказывал ее как я сам, домбры, не уносить же теперь ее в могилу. Решайте, как мне поступить на склоне лет".
   Совещались долго, и стар, и млад, женщины и мужчины, богатые и бедные, и сошлись на том, чтобы хранить историю тогыз тарау в корпусе домбры старого музыканта. Но она имела полый гриф и могла через него выступить всю историю. Тогда все вместе прикрепили на гриф девять навязнях ладов по количеству девяти ответвлений народа, а в честь старого музыканта натянули на деке его инструмента вторую струну. Говорят, после этого она превратилась в золотую домбру, корпус ее стал шире, шея стала уже, к тому же она стала цельно долбленной.
    Такие сведения о развитии народного инструмента мы находим в легенде о золотой домбре, записанной нами в одном из ничем не примечательных селений, расположенных в долине Сырдарьи.
   Можно, конечно, предположить, что первые архаичные формы шертера, домбры, кобыза могли возникнуть, как всякий другой музыкальный инструмент, на основе синтеза охотничьего барабана с кожаной декой и струнами. На такую возможность указывает ряд фактов, прежде всего название домбры, означающее по-кыпчакски дангра, барабан, Бубен, а также способ извлечения звука не только щипком, но и одновременными ударами пальцев при исполнении народных кюйев. Чтобы проследить этот процесс, нам надо выяснить, прежде всего, возникновение лютни как отправной формы, поскольку другого более древнего инструмента еще не найдено. Причем, в самом древнем его варианте - этаком прообразе лютни, напоминающем грушу, механически сведены в одно целое барабан с кожаной декой и струны. Если его взять за основу, то нетрудно представить, как от инструмента, постепенно в результате вытягивания корпуса отделился гриф.
   Что же касается казахского шертера, то вне всякого сомнения, он являлся прообразом двух принципиально различных инструментов - щипковой домбры и смычкового кобыза. На это отчетливо указывает и то, что на шертере можно играть и щипком, и смычком. У него довольно короткий гриф, яйцевидный, обтянутый кожей корпус, - бесспорное свидетельство того, как охотничий барабан, дав жизнь инструменту, остался жить в его конструкции.
    Домбра же, отделившись от шертера, в результате долгой эволюции продолжала существовать с полым, выдолбленным изнутри грифом. Но вскоре из-за неудобства и непрактичности полый гриф был заменен значительно удлиненным, монолитным и цельным грифом. Однако, отдавая дань древней традиции, и сейчас в народе вырезают иногда из цельного дерева домбру куыс мойын, т.е. с полым грифом.
   От шертера отделился еще один инструмент - смычковый кобыз. Название инструмента намекает на его культовое назначение в прошлом и соответствует древнетюркскому слову кобыз, которое произносилось обычно при изгнании злого духа. Да и сам кобыз на протяжении многих веков использовался в основном для исполнения ритуальных мелодий и танцев баксы - шамана. Если у домбры кожаная дека была заменена не деревянную, то у кобыза она оставалась неизменной. Только гриф у кобыза изогнулся, вследствие чего корпус его принял планетарную форму.
    Основываясь на анализе казахского музыкального инструментария, проведенного советскими исследователями-инструментоведами, с учетом возникновения и бытования их в единой этнокультурной среде, тембровых особенностей, стилевых признаков, характера исполнительства, отражающих специфику, музыкальной культуры народа, казахские музыкальные инструменты можно подразделить на общенациональное и фольклорные. Общенациональными народными музыкальными инструментами можно считать домбру, кобыз и их разновидности, сыбызыгы, распространенные по всему Казахстану и успешно используемые для исполнения как народной, так и классической музыки.
    Фольклорными народными музыкальными инструментами являются уульдек, сазген, желбуаз, желкабых, дангра, дабыл, дауылпаз, шындауыл, керней, дудыга, дунгиршек, токылдак, асатаяк, адырна, шыртылдауык, сакпан, функционирующие, главным образом, в фольклорно-этнографической среде. Сюда же можно отнести еще сырнай, кепшик, жетыген, бугышак, шын, шанкобыз, ауызсырнай, возникшие, по-видимому, путем заимствования у соседей конструкций, способ изготовления, музыкального строя, принципов звукоизвлечения.
    Батальный дабыл громкого звучания, упоминаемый во многих героических сказаниях XVI-XVIII веков, представлял собой инструмент значительно большего размера, на широкий ободок которого с двух сторон натягивалась шкура верблюдицы особой обработки. Наряду со знаменем он выносился на войну. Звуками дабыла объявлялось начало военных действий, подавались сигналы наступления или отступления, заключения мира и.т.д.
   Народные музыкальные инструменты имеют давнюю историю, о чем свидетельствует древние предания, легенды, героические сказания, подтвержденные ныне археологическими исследованиями, материалами письменных источников, полевых экспедиций. При раскопках , например, в Кой-Крылган-кале (античный Хорезм), археологами найдены терракотовые фигурки музыкантов с двухструнной, бытовавшей по меньшей мере две тысячи лет назад и являвшейся дальним прототипом казахской домбры. По мнению известного исследователя древней культуры музыкального инструментализма Р.Л.Садокова, на это отчетливо указывает наличие на инструменте пятиугольного резонатора с плоским торцом, длинного грифа и двух струн. Широкие по- степному штаны на музыканте, манера игры с положением инструмента наклонно и наискось через торс грифом вниз, как это нередко мы наблюдаем у аульных домбристов и в наши дни, когда играют стоя, также говорят о связях Хорезма с древними племенами Приарлья. Наукой доказано, что казахи этнически близки к этим насельникам степей, обеспечивавшим Хорезму крепкий и надежный тыл на всем протяжении его истории.
   Отдельные экземпляры терракотовых музыкальных инструментов типа уульдек (уілдек), относящиеся к X-XII векам, выявлены при раскопках древнего Отрара, что на юге Казахстана, городища Актобе в Джамбульской области.
     Весьма ценные сведения о народных музыкальных инструментах оставили Абу Наср аль-Фараби (870- 950), арабские путешественники, посетившие дешти-кыпчакские степи в древности и раннем средневековье, которые с удивлением писали о том, что они встречали здесь немало интересных мелодичных инструментов содержат в себе труды А. Левшина, Ч.Валиханова, И. Георги, Г. Потанина, С.Рыбакова и др.
   При этом обращалось внимание на то обстоятельство, что на протяжении длительного развития казахский народ создавал богатейшее музыкальное наследие в виде симфонический развитых программных произведений - кюйев, исполнявшихся на народных инструментах - домбре, кобызе, сыбызгы, шанкобызе. Многочисленная плеяда народных исполнителей удерживала в своей памяти сотни интереснейших образцов исконно народного музыкального творчества. Богатейший музыкальный фольклор передавался из поколения в поколение.
   Сбору казахских народных инструментов стало уделяться внимание лишь с середины XIX в. Немаловажную роль в этом сыграли академики Л.С.Берг, К.Н.Павловский, музыковед Н.Ф.Финдейзен, ученый- этнограф, путешественник Ч.Валиханов, поэт-просветитель, композитор А.Кунанбаев и др. Собранная ими коллекция хранится в музеях Москвы, Ленинграда, Омска, Семипалатинска.
    Но это были лишь первые робкие шаги отдельных энтузиастов, посвятивших себя такому благодарному делу, как сбор народных музыкальных инструментов. Все возможности казахского музыкального инструментария, впитавшего в себя тайны веков, были раскрыты только в советское время. Еще в 1925 году по инициативе А.В.Луначарского было положено начало совершенствованию домбры. Постоянно действующая лаборатория по исследованию народного инструментария, открытая в республике в 1932 году, поставила реконструкцию домбры, кобыза и других музыкальных инструментов на научную основу. Впервые под руководством выдающегося советского композитора , ученого- искусствоведа, академика АН Казахской ССР А.К. Жубанова были определены оптимальные параметры конструкции народных музыкальных инструментов , на них определился постоянный строй: на домбре - ре , соль малой октавы , на кобызе ре, ля малой октавы. В составе Казахского государственного академического оркестра народных музыкальных инструментов имени Курмангазы домбра приобрела темперированный звукоряд, е диапозон расширился до двух с половиной октав, улучшилось качество звучания инструмента. Широкое применение нашли такие в прошлом распространенные музыкальные инструменты, как кобыз, сыбызгы, сырнай, дауылпаз. Наряду с традиционными кюйями музыканты осваивали русскую, произведения советских авторов.
   От одинокой домбры, унисонного исполнения до современного полисимфонотизма, до больших и сложных форм советской и классической музыки- таков творческий диапазон оркестра , насчитывающего ныне в своем репертуаре сотни произведений казахской , русской и мировой музыкальной классики.
   Оркестру отдали свой энтузиазм, талант и вдохновение Лукпан Мухитов, Науша Букейханов, Кали Жантилеуов, Уахап Кабигожин, Жаппас Каламбаев, Искак Уалиев, Гульнафис Баязитова, Фатима Балгаева, Магауия Хамзин, Рустембек Омаров и другие замечательные музыканты. На протяжении ряда лет работала в нем выдающийся народный композитор, музыкант - исполнитель Дина Нурпеисова.
   Под руководством своего основателя Ахмета Жубанова оркестр достиг значительных успехов в овладении высотами исполнительского мастерства. Художественные традиции, заложенные им, были плодотворно развиты последующими руководителями оркестра - Л.Хамди, А.Шаргородским, С.Шабельским, М.Тулебаевым и Н.Тулендиевым. Новые яркие высоты в творческом восхождении оркестра связаны с именем народного артиста ССР, профессора Шамгона Кажгалиева - генерального директора, художественного руководителя и главного дирижера коллектива.
    Вспоминаются начальные шаги коллектива под руководством Ш.Кажгалиева: 1959г. - Бухарест. Оркестр им. Курмангазы первым из народных оркестров Советского Союза завоевал Золотую медаль и почетное звание лауреата Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Тогда интернациональная аудитория фестиваля была покорена исполнением не только Родины радости С.Мухамеджанова, кюйев Адай, Сары-Арка Курмангазы, Сарыжайляу Таттимбета, но и Вальс фантазии Глинки, венгерских танцев Брамса.
    И сегодня в исполнении оркестра народных музыкальных инструментов прекрасно звучит симфоническая музыка Моцарта, Гайдна и Бетховена. Прочным успехом у слушателей пользуются сочинения казахстанских композиторов - симфоническая поэма Желдирме Е. Брусиловского, вальс из оперы Песнь о целине Е.Рахмадиева, фрагменты из балета Легенда о белой птице Г.Жубановой, инструментальная пьеса Махамбет Н.Тлендиева и другие.
    Успехи оркестра им. Курмангазы, как и всего современного казахского искусства, во многом определялись тем, что начиная с 30-х годов под руководством Ахмета Жубанова шла реконструкция народных музыкальных инструментов с участием таких мастеров, как А.Е.Ермеков (1883-1943), К.Касымов (1884-1966), И.И.Романенко (1893-1970), позволившая приступить к изготовлению полного комплекта народного инструментария и выступить с успехом на первой (1936г.) и последующих декадах казахского искусства и литературы в Москве.
   Внедрение нотной письменности, несомненно, стало значительным явлением в казахской музыкальной фольклористике. Однако современные музыканты, исполняющие кюйи по записям, не имеют возможности воспроизвести полностью исконное звучание народной мелодии , ибо далеко не все приемы традиционного исполнительства на домбре или кобызе поддаются письменной зашифровке известными нам нотными знаками. Записывать домбру в кюйях, - писал А.Затаевич, - конечно, очень трудно. И если я сколько-нибудь и научился этому искусству, то уже в конце моей практики.
   Поскольку система дополнительных знаков все еще не разработана, отдельные авторы вынуждены добавлять дополнительные, пока что не унифицированные знаки. Видимо, эта проблема ждет своего решения.
   В 1957 году осуществлен второй этап реконструкции народных музыкальных инструментов. По эскизам и чертежам Ш.Кажгалиева были реконструктированы и озвучены такие инструменты, как сырнай, дауылпаз с включением их в состав оркестра. Активную работу по пропаганде, изучению и реконструкции народных музыкальных инструментов развернули в 60 - 70-х годах известный музыковед, профессор Б.Сарыбаев, такие знатоки казахской старины, как С.Касиманов, О.Хаймулдин и др.
   Исходя из того, что возрождение народных музыкальных инструментов, забытых временем, и исполнительских традиций помогут раскрыть новыми художественными средствами не только содержание музыкальных произведений, но и обогатит национальную культуру в целом, в последнее время проводится работа по дальнейшему сбору, озвучиванию и совершенствованию старинных народных музыкальных инструментов не только на основе музейных собраний, но и письменных источников, народных преданий, материалов полевых экспедиций. В настоящее время проходит третий этап реконструкции и озвучивания народных музыкальных инструментов, таких, как жетыген, сазген, адырна, наркобыз, домбр-куыс мойын, трехструнной, аша с двухсторонней декой, шинкильдек (дословно- писклявый), а также с подгрифными струнами: кеней, желбуаз, желкабыз. Немаловажную роль в этом деле призваны сыграть Республиканский музей народных музыкальных инструментов, известный далеко за пределами республики фольклорно- этнографический оркестр Отрар сазы под руководством народного артиста СССР, лауреата Государственной премии Казахской ССР композитора Н.Тлендиева, фольклорные ансамбли Шертер, Сазген, Адырна, которые с присущим поиском помогут дальнейшему раскрытию тайны легенды о золотой домбре.
   С музыкальным фольклором, свадьбой и сватовством, сопровождавшими их обрядовыми песнями, танцами, с играми- состязаниями, пантомимой непосредственно связана самобытная танцевальная культура казахского н6арода. Хотя многие канонические формы древних плясок не дошли до нас, в памяти народной остались их сюжетная тематика, традиционные увлечения многих поколений, идеалы танцевальной пластики, ибо этот вид искусства у казахов никогда не ограничивался определенной, раз и навсегда выработанной системой жестов, движений и механикой танца.
    Изучение фольклора, памятников материальной культуры, письменных источников, лексикона самого казахского языка дает основание утверждать , что танцы, будь это- шаманские , плясовые или игровые состязательные, сопровождали весь процесс развития казахского общества с глубокой древности до наших дней, обогащая его духовную культуру. Сохранились некоторые народные танцы, в которых прослеживаются мотивы жизненного уклада казахов в прошлом.

 

.: НАВИГАЦИЯ :.
[X] Главная

[..] История

[..] Статьи

 
 

 

 
 

АЛМАТИНСКИЙ БИЗНЕС-КОЛЛЕДЖ